Убытки от уступки долга

Автор
Елена Данякина
Аттестованный налоговый консультант, член Палаты налоговых консультантов, аккредитованный преподаватель Института профессиональных бухгалтеров и аудиторов России
1184 просмотра
12.08.2021 12:31

БЗ-9.pngИногда взыскание дебиторской задолженности кажется таким сложным и долгим, а деньги нужны прямо сейчас. Самый быстрый способ получения денег – переуступка задолженности. Конечно, придётся часть средств потерять, ведь у цессионария должна быть какая-то выгода. Как учитывать такие уступки и потери в налоговом учёте, рассмотрим в статье.   

Налоговый учёт убытка по сделкам уступки задолженности

Особенности признания операций по уступке требования установлены в статье 279 НК РФ.

Уступка права требования – это реализация имущественных прав, при которой доходом признаётся сумма к получению первоначальным кредитором, а расходом – сумма уступаемой дебиторской задолженности. Убыток от такой сделки признаётся в особом порядке и зависит от даты уступки – ранее срока платежа по договору или после наступления срока платежа.

1 вариант – требование реализуется до наступления срока платежа по договору. В этом случае убыток от уступки нельзя признать для целей налогообложения в полном объёме.

Согласно п. 1 ст. 279 НК РФ, убыток не должен превышать сумму процентов, которую налогоплательщик уплатил с учетом требований статьи 269 НК РФ с даты уступки до даты платежа по договору, если реализуемая дебиторская задолженность была долгом.

Проценты можно посчитать либо по максимальной ставке процента, установленной для соответствующего вида валюты пунктом 1.2 статьи 269 Кодекса, либо учесть по ставке процента в соответствии с методами раздела V.1 НК РФ (если сделки совершаются со взаимозависимыми лицами) (способ нужно закрепить в учётной политике). 

Пример

Первоначальный кредитор уступает право требования долга в сумме 236 000 руб. за 200 000 руб. Фактический убыток – 36 000 рублей. Договор об уступке права требования вступил в силу за 30 дней до наступления срока платежа по договору. Налогоплательщик использует максимальную ставку процента, установленную пунктом 1.2 статьи 269 НК РФ. Ключевая ставка ЦБ РФ на дату уступки составляет 6,5 %.

Сумма убытка, учитываемого в целях налогообложения прибыли, равна:

200 000 * 6,5 % * 1,25: 365 *30 дней = 1336 руб.

Оставшуюся сумму (36 000 – 1336 = 34 664 руб.) нельзя учесть при исчислении налоговой базы.

2 вариант – требование реализуется после наступления срока платежа. В этом случае убыток полностью включается в налоговую базу в виде внереализационного расхода на дату уступки (п. 2 ст. 279 НК РФ).

Новый кредитор, который приобрёл право требования, при последующей продаже или при взыскании долга может уменьшать полученный доход на сумму расходов, связанных с приобретением права требования (п. 3 ст. 279 НК РФ).

В основном, конечно, налогоплательщики выбирают второй вариант как более безопасный с точки зрения признания расходов. Но это точно безопасно? 

Могут ли контролёры попросить обосновать убытки при уступке долга

Да, инспекторы будут выяснять, предпринимал ли налогоплательщик меры по взысканию долга либо просто реализовал с убытком задолженность с целью уменьшить свои налоговые расходы. А если ещё окажется, что должник – взаимозависимое лицо, могут и расходы снять. Далее представлено несколько судебных решений как положительных, так и отрицательных для налогоплательщиков.

«+» Постановление АС Северо-Кавказского округа от 11.03.2015 № N Ф08-415/15 по делу № А63-4829/2014: Убыток от реализации права требования составил 237 млн руб., при этом цена задолженности равнялась 1,6 млрд руб., налоговые органы требовали не признавать убытки в этой сумме. Суд встал на сторону налогоплательщика и отметил, что задолженность стала проблемной в связи с отказом должников от погашения, налоговый орган не доказал фиктивность сделок.

«+» Постановление АС Северо-Западного округа от 09.07.2015 № Ф07-4378/15 по делу № А56-55835/2014: Налоговики решили, что поскольку налогоплательщик ничего не делал для взыскания долга, неправомерно включать в расходы убытки от уступки задолженности (40 млн руб.). Но суд поддержал налогоплательщика, указав, что в ст. 279 НК РФ ничего не говорится о мерах по взысканию при признании таких убытков (ст. 252, 265 и 279 НК).

«-» Постановление АС Поволжского округа от 15.11.2016 № Ф06-14445/16 по делу № А57-22058/2015: Убытки от реализации прав требования составили 392 млн руб. Налоговый орган обратил внимание суда на то, что некоторые из реализованных сумм задолженности были обеспечены залогом, но свидетельств о попытках взыскать этот залог налогоплательщик не представил. Суд решил: если до момента заключения договора цессии налогоплательщик не принял мер к получению задолженности и не обратил взыскание на предмет залога, то убытки являются необоснованными. В этом случае их нельзя включать в расходы (п. 2 ст. 279 НК).

«-» Определение ВС РФ от 16.02.2016 г. № 305-КГ15-20055 по делу № А40-56218/2014: Суд, изучив фактические обстоятельства, пришёл к выводу об отсутствии реальной коммерческой деятельности организаций-участников сделок уступки прав требования, об организации ими формального документооборота для получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды (контрагенты были однодневками, быстро ликвидировались, имели номинальных директоров и пр.). Убыток составил 122 млн руб. (30 % от сделок), в их признании отказано, доначислены налог на прибыль и санкции.

«-» Постановление АС Волго-Вятского округа от 07.06.2017 г. № Ф01-1935/17 по делу № А28-4965/2016: Налогоплательщик реализовал право требования по договору займа 197 млн руб. на сумму 100 млн руб. Суд выяснил, что организация, которая приобрела право требования, создавалась фактически только для этого, была реальной однодневкой, да и ещё и взаимозависимой с налогоплательщиком. Было принято решение о необоснованности убытка.

«+» Постановление АС Центрального округа от 09.10.2018 № Ф10-3864/18 по делу № А54-8466/2017: Убыток при уступке долга (17 млн руб.) признан обоснованным, так как задолженность не была обеспечена залогом.

«+» Постановление АС Западно-Сибирского округа от 11.06.2019 № Ф04-2184/19 по делу № А27-11585/2018: Дебиторская задолженность контрагентов составляла более 81 млн руб., налогоплательщик по 3 договорам цессии передал право требования задолженности с убытком 22 млн руб. Суд отменил доначисления налоговиков на сумму убытков, заявив, что не усмотрел признаков ничтожности в договорах цессии. Инспекторы не доказали согласованность действий и отсутствие деловой цели. Размеры задолженности подтверждены актами сверки.

Выводы: При признании убытков от уступки права требования сохраняйте все подтверждающие документы, переписку с контрагентами с требованиями погасить задолженность, документы от судебных приставов и пр. При этом стороны сделки по договору цессии не должны быть взаимозависимыми.

Рекламные баннеры.png

Отправить
Запинить
Поделиться

Свои замечания и предложения отправляйте на kalabuhovapa@taxcom.ru